sep
Мы открываем сокровища сознания
middleshadow scroll-top
«Фрагмент книги Линн Эндрюс «Шаманка»»
 «Фрагмент книги Линн Эндрюс «Шаманка»»

Фрагмент книги Линн Эндрюс «Шаманка»



«Шаманка» - автобиографическая повесть женщины о поиске своего подлинного я, разворачивающаяся на фоне индейской культуры... Простая погоня за свадебной корзинкой превращается в полное опасностей и испытаний путешествие Линн Эндрюс в глуши Манитобы...Судьба оказалась милостивой к писательнице; она встречается с шаманкой, или «.хейокой», по имени Агнес Быстрая Лосиха. Благодаря этому знакомству вся жизнь Линн Эндрюс резко изменяется; роковое столкновение с недобрым магом, Рыжим Псом, дает писательнице силу.

 

Цель магии — сила.

Агнес Быстрая Лосиха

 

Ты должна сделать куклу волка, — сказала мне Агнес на следующий день.

Я сидела за столом, потягивая шалфейный чай.

Куклу волка? — переспросила я. — Что-то вроде амулета?

Ты можешь превратить ее во что хочешь, главное, чтобы это была кукла и чтобы это был волк. Можно слепить куклу из глины, сплести из сена, сделать из деревяшек или сшить ее из кусочков кожи. Ты даже можешь вырезать ее.

А какого она должна быть размера? — спросила я, предвкушая процесс созидания собственного амулета.

Ты можешь сделать ее вот такой большой, — Агнес широко развела руки, — или такой маленькой — какой захочешь. Любая кукла сгодится. Для усиления своей магии ты должна постоянно помнить о танце. Тебе стало известно о материнских силах, и некоторые силы нуждаются в твоей защите. Понимание приходит к тебе в виде сновидений. Сно-видящие видят тебя пробужденной в своих снах. А сейчас придай этим снам и силам осязаемую форму. Можно использовать их, и они расскажут тебе о многом. Пусть твоя кукла волка станет мостом, переброшенным через миры. Как только окончишь, покажи мне свою работу.

 

Агнес отвернулась, всем видом давая знать, что разговор закончен. Припоминая все индейские куклы, хранящиеся в моей коллекции, я взяла нож, прихватила кое-что из еды и зашагала туда, где паслась моя Краска. Всю дорогу я думала о будущей кукле. В воздухе висел туман — как раз подходящий денек, чтобы придать форму моим видениям. Окруженная тенями от скал и волнующимися травами, я быстро взбиралась на холм. Тропа, которая вела к южному пастбищу, была почти неразличимой из-за движущихся силуэтов деревьев, казавшихся мне совсем незнакомыми. Я слышала взмахи крыльев в нависающих ветвях.

Пастбище было укрыто пеленой дымки, и там паслась Краска. Ее копыта тонули в клубах густого тумана.

Я отрезала прядь волос от ее хвоста: пригодится для куклы волка. Остаток дня я бродила в тумане, залезала на деревья и шарил апо земле в поисках перьев, кусочков дерева, кусочков коры — всего необычного, всего, что можетподой-ти для куклы. У Ручья Мертвеца я нашла кусочек дерева весьма причудливой формы. Коряга слегка напоминала волка, стоящего на четырех лапах. Она была длиной около шести дюймов и заканчивалась чем-то похожим на пасть воющего волка. Живот волка я обмотала кусочками коры, листьями шалфея и перьями. Конский волоспошел на украшение хвоста, а на боках волка я вырезала символы ночного орла и медведя. В избушке Агнес я обнаружила клей, осколки зеркала и кусочки раковины. Из раковины получились волчьи зубы, а осколки зеркала превратились в глаза. Раздавив красные ягоды, я вымазала волка их соком, похожим на кровь. Птичьи коготки обратились в волчьи когти. Вырезая и склеивая фигурку, я обнаружила, что со мной творится что-то непонятное. Я услышала, как пою какую-то странную песню.

Этой песни я никогда не пела и даже не слышала раньше. Я поняла, что это песня из моего сна.

Кукла волка была сделана еще до наступления сумерек. Это был страшный волк, с оскаленной пастью, из которой вот-вот послышится вой. Но в нем было что-то птичье. Мой волк мог летать. Оба мира — небо и земля — были его домом. Не знаю даже, почему я говорю «он», но в этой фигуре было что-то мужское — наверное, жестокость и угловатость. Некоторое время я полюбовалась им, покачала его на руках, а затем отнесла в хижину, чтобы показать Агнес.

—Дай-ка взглянуть, — сказала Агнес, не дав мне и рта раскрыть. — Поставь его на стол.

Я поставила фигурку на стол, и мне показалось, что она заполнила собой всю комнату.

Агнес стала обходить вокруг стола, склонив голову к плечу. В ее глазах появился загадочный блеск.

Что ты можешь сказать о человеке, сделавшем это?

Его сделала я.

А что бы ты видела перед собой, если бы не ты сделала эту куклу? Когда я смотрю на подобные вещи, то знаю, кто их делал. В данном случае куклу сделала ты, и она прекрасно отражает твое восприятие мира.

Но ведь это всего лишь кукла, — возразила я.

Нет, это не просто кукла. Я знаю, кто ее сделал. Если бы я никогда прежде тебя не видела, то все равно могла бы сказать, что эту куклу смастерила женщина. Белая женщина, чьи познания о волках и животном мире очень скудны. Сделав куклу, ты продемонстрировала мне свою истинную природу. Ты женщина, носящая много масок. Тебе не стоит притворяться передо мной.

Я не притворяюсь, — возразила я.

Нет, ты притворяешься. Ты притворяешься, что уважаешь меня, потому что знаешь, что я могу дать тебе кое-что такое, что ты не прочь получить. Но в душе ты считаешь, что я никак не впишусь в твой калифорнийский мир.

Действительно так, Агнес.

Да, именно так ты думаешь обо мне. Прикидываешь, во сколько тебе обойдется это удовольствие. Все думаешь, не позвоню ли я тебе домой в один прекрасный день с автобусной остановки и не напрошусь ли в гости? Небось, считаешь себя почище нас всех?

Агнес, если ты думаешь, что я действительно такая, то почему позволяешь мне оставаться у тебя?

—Я не думаю, что ты такая, я знаю, что ты именно такая. Надеешься, что я никогда не появлюсь на пороге твоего дома. Ведь тебе придется объяснять мое присутствие своим друзьям. Думаешь, твоя роскошная жизнь не для меня, а твои шикарные друзья не ровня мне?

Что ж, признаюсь, о некоторых подобных вещах я действительно задумывалась.

Ты боишься, что я не разберусь, кто есть кто и что есть что? Стыдишься моих нарядов, моей бедности, моих манер... да всего во мне ты стыдишься!

Я вздрогнула:

—Агнес, думаю, не стоит обвинять меня во всем этом. — Эта кукла все рассказала мне о тебе. Боялась оскорбить меня в лучших чувствах, если расскажешь об этом сама? Кукла волка нужна была для того, чтобы она сделала это за тебя.

—Это просто догадки. Ты не можешь увидеть в этой кукле всего этого.

—Ты любишь хорошую пищу. Тебенравится коллекционировать вещи по эстетическим причинам. Я сразу могу сказать  тебе об этом. Тебе нравится жить в той обстановке, которую ты считаешь красивой. Ты дождаться не можешь того часа, когда можно будет вернуться обратно — к комфорту, друзьям и красивым вещицам.

А что в этом дурного?

Ничего. Но здесь тебе придется попотеть ради этого.

Что еще тебе удалось разглядеть в волке, Агнес?

Вот кое-что еще: видишь, как обернута кожа?

Да, — ответила я, приглядываясь.

Какой ты можешь сделать вывод из этого?

Даже не знаю.

Тот, кто делал эту вещь, — правша. Нитка закручена по ходу солнца. Еще он большой аккуратист, все доводит до совершенства — нить связана много раз. Между прочим, почему ты срезала волосы с хвоста, а не с гривы лошади?

Мена поразило то, что Агнес догадалась об этом.

Не знаю, мне казалось, что так будет лучше.

Я так и думала! — расхохоталась Агнес. — В тебе задатки настоящей хейоки.

Я тоже стала смеяться, хотя так и не поняла, что здесь смешного. Агнес же продолжала:

Эта кукла рассказывает мне о тех твоих заблуждениях — о тех вещах, которые ты считаешь важными и значительными, за которые готова умереть. Ты ничего не смыслишь в пище или в том, как с достоинством убивают хорошего друга. Эта кукла рассказывает мне о твоем положении в мире. Она говорит мне о том, что ты хочешь и чего ты не хочешь. Ты не видишь своей смерти, и ты никогда не примешь смерть целиком, как надлежит доброй дочери Вселенной. Охотница никогда не сюсюкает со смертью.

В жизни приходится выбирать одно из двух, — продолжала она. — Можно сдохнуть как испуганная шлюха или жить как настоящая охотница и умереть охотницей. Встретившись глазами с величайшей охотницей, ты можешь сказать ей: «Я готова. Когда шла охота, я не трусила. Я выслеживала жертву и убивала ее так, как надо. Я обеспечивала свое племя пищей, я съедала добычу и делилась с другими. Я действовала от твоего имени и достойно представляла тебя. Я понимаю, что жила благодаря тебе. Сейчас же твое мясо — я. Мы заключили договор. Я готова отправиться с тобой и поохотиться в мире духа».

—Ты видишь во мне трусиху?

—Ты не опасная женщина. Мне ты напоминаешь птицу с подрезанными крыльями, которая машет ими без толку. Я вижу перед собой женщину, которой требуется гораздо больше воли и смелости — подлинной смелости. Я в свое время решила стать важной и не обманывать себя.

Как тебе удалось стать важной?

Узнай у своей смерти.

—Я не понимаю, что общего у смерти с тем, что человек становится важным?

Все. Прими свою смерть и стань опасной. Получи силу.

Погоди, я совершенно сбита с толку. Ты действительно хочешь, чтобы я умерла?

Агнес захохотала:

—О, это смешно, я не могу запретить тебе умереть. Взгляни на мир открытыми глазами и пойми, что здесь истинно. Люди могут казаться тебе важными по той или иной причине. Ты боишься их, так как тебе кажется, что они обладают какой-то силой. Но если ты узнаешь смерть, то поймешь, какие люди обладают настоящей иглой — а их немного. Ты сможешь стать опасной лишь тогда, когда примешь свою смерть. Ты станешь опасной, несмотря ни на что. Ты должна научиться видеть пробужденных. Опасная женщина ожет все> потому что она все может. Сильная женщина творит немыслимое, так как немыслимое — часть ее самой. Ей принадлежит все. Для нее все возможно. Она может проследить за своим видением и убить его, сделав реальностью.

Что же ты мне предлагаешь? Неужели думаешь обучить меня смерти, чтобы я смогла украсть свадебную корзинку?.

Я собираюсь учить тебя охоте, чтобы у тебя появился шанс победить, когда ты отправишься на поиск. Ты же не собираешься бесцельно слоняться, не представляя себе, что делать. Ты будешь охотиться за пищей, чтобы прокормить себя и других. Если я преуспею, обучая тебя, ты станешь невероятно опасной.

Зачем ты попросила меня сделать куклу волка?

Я хотела, чтобы ты уяснила для себя одну вещь — ничто не происходит беспричинно. Каждое произведение в точности отражает своего создателя. Внимательно изучая вещи, ты сможешь повысить свое осознание. Если на предмет посмотреть достаточно пристально, он начнет буквально кричать о себе. Со временем ты наберешься опыта и сможешь многое узнать о человеке по тому, как он подносит ко рту стакан или держит карандаш в руке. В любом действии тебе будут открываться тысячи деталей. Как птицу можно узнать по тому, как она вьет гнездо, так можно все узнать об охотнике по тому, как он укладывает хворост для костра. Присмотревшись к предмету, ты сразу определишь, есть ли у него центр. Истинный предмет силы всегда обладает центром. Тебя манят к себе такие вещи, но ты не знаешь причины этого.

Но какое все это имеет отношение к свадебной корзинке?.

Мы немало поговорили с тобой о воровстве — прямо и косвенно. Ты узнала, что, прежде чем сможешь красть, ты должна стать воительницей. Понимаешь, о чем я?

Да, я помню, как ты говорила об этом.

Но прежде, чем стать великой воительницей, ты должна стать прекрасной охотницей — всевеликие воителышцы прежде были великими охотницами.

Что мне нужно узнать, чтобы стать хорошей охотницей?

Агнес расхохоталась как ребенок.

—Тебе нужно узнать очень многое, но даже тогда ты не будешь знать всего. Видишь ли, искусство охотницы — сов сем не простое дело. Можно охотиться на множество су ществ. Ты сможешь поставить силки на духа, если знаешь, как это делается. Но, дажепоймав в эти силки детей-водяных, тебе все равно придется изучить, как приготовить из них пищу. Сейчас духи прячутся от тебя, ты думаешь, что они порождены твоим воображением. Но воображение может обратиться против тебя и убить тебя, когда ты не знаешь, как нужно всматриваться в него. Охота на кролика — это одно, охота на гризли — совершенно другое. Кролик и гризли — два вида дичи. Не думай, что кролики безобидны. Некоторые могут легко убить человека. К счастью, даже хорошим охотникам такие кролики попадаются редко. Если ты попытаешься убить такого кролика, он лягнет тебя задними лапами. Мир исчезнет для тебя, и ты умрешь. Гризли также не по зубам глупому охотнику. Нельзя недооценивать даже карибу*. Рас сказывают, что некоторые карибу способны распылить разум охотника до такой степени, что он просто сойдет с ума. Если ты охотишься за мясом, то не должна потерять ни одного куска — используй даже кости. Мясо, добытое на охоте, обладает духом. Это великий дух, который сделает тебя сильной. Нежное мясо порабощенных животных не налагает на тебя никакой ответственности. Оно очень приятно на вкус, но от него только толстеешь и становишься ленивой. Тебе нужно прийти к равновесию в физическом мире, а затем прийти к равновесию в мире духовном. А после эти два равновесия вновь должны быть уравновешены.

Обретаешь ли ты это двойное равновесие благодаря пище, которую ешь? — спросила я, отчаянно пытаясь уследить за логикой Агнес.

В какой-то мере. Поедая мясо порабощенных животных, ты не догадываешься, что тебя могут принудить сделать что-либо против твоей воли. Животные-рабы находятся в силках, и ты, питаясь их плотью, попадаешь в такие же силки. Ты можешь судить о людях по тому, чем они питаются. Нация рабов ничего не знает ни о себе, ни об окружающих. Существует множество видов пищи — пища для сердца, пища для тела и пища для мозга.

Нужно ли питаться мясом?

Нет. Пытайся есть лишь шаманскую пищу — пищу, наделенную духом. Если ты и сама являешься пищей, вожди растительного и животного мира расскажут тебе о твоей диете.

Можно ли купить подобную пищу в продуктовом магазине? '

—Как правило, можно. Но тебепридется узнать побольше о том, как разбудить пищу. Разбудить и узнать, например, какая пища страдала, а какая отдается тебе с радостью.

Я не понимаю этого.

Знаю, что не понимаешь. Давай поедим суп.

После еды Агнес не была склонна к беседе. Очевидно, она устала от разговоров. Я решила лечь в постель.

Пока я раздевалась, Агнес ухватила мою куклу волка за холку и тряхнула ее несколько раз. Затем она стала лаять на нее и скакать вокруг. Яне имела ни малейшего представления о том, что она затевает, и потому решила, что старуха просто забавляется.

На следующее утро я поднялась с первыми лучами солнца и отправилась с Агнес на прогулку. По пути она показывала различных насекомых и объясняла мне, какие птицы и звери питаются ими. Потом она показала мне растения и рассказала о различных животных, отдающих предпочтение тем или иным из них. После этого Агнес попросила меня повторить все услышанное. Я должна была непосредственно овладеть тем знанием, которое она передавала мне, и научиться использовать его с практической целью.

Агнес спросила меня, не вижу ли я поблизости дичи.

Нет, не вижу ничего.

Неужели не замечаешь куропатки? А на том дереве полно белок. Где-то у подножия скал пасется олень. Вон там стая уток, и скоро она поднимется в воздух.

Вначале я не увидела ни одного зверя или птицы, но, приглядевшись повнимательнее, стала их замечать.

Агнес, как тебе удается так видеть?

Я знаю, куда смотреть. Развей в себе голодный взгляд — такой взгляд, что чувствует голод раньше, чем желудок. Чтобы стать охотницей, вначале нужно знать, на что охотиться. С этого и начинается охота. Ты должна знать повадки животного, должна видеть его тогда, когда еще никто не видит. Хороший охотник всегда умеет это делать. Я была свидетельницей того, как один охотник видел дичь, тогда как другие ничего не видели. Если ты не можешь видеть дичи, то, по крайней мере, должна знать о ее местонахождении. Тогда ты сумеешь спугнуть ее. Главное — помнить о том, что нужно убить чисто. Можешь ли ты послать стрелу в цель, не видя своей жертвы? Но для того, чтобы научиться охоте на человека, требуется еще больше времени. Для охоты на человека, особенно на человека, обладающего силой, необходимо использовать все свое умение. Иначе тебя обманут.

—Ты говоришь сейчас о Рыжем Псе? — спросила я Агнес.

—Да, о нем. Но сейчас тебе еще рано выходить на охоту на столь опасного зверя. Большинство существ довольно безобидны: изучи их повадки, поохоться сперва на них. Нау чившись с легкостью настигать бездумное животное, ты смо жешь перейти к охоте на более сильную дичь. Беспрерывно совершенствуй свои охотничьи таланты. Большинство су ществ так поступает. Некоторые животные скрывают свои следы, иные не делают этого. Есть существа, которые при передвижении не сдвигают с места и былинки. Есть и живот ные, оставляющие заметные следы, которые могут завести тебя лишь в собственную западню. Чем лучше ты изучаешь повадки разных животных, чем больше ты узнаешь о прави лах охоты, тем большая удача будет сопутствовать тебе.

Есть хорошие дни для охоты и есть плохие дни. Дичь, как правило, можно найти всегда, но есть такая дичь, которую не стоит убивать. Безусловно, чтобы убить ту дичь, какую хочешь, следует отправляться в хорошие места. Охотница никогда не должна сомневаться. Проанализировав и рассчитав все, стремглав бросайся на жертву. Но чтобы бить без промаха, ты должна знать все о собственных сильных и слабых сторонах. Не делай глупостей. Будь расчетливой и осторожной. Хорошие охотницы не задумываются о том, какие они. Хорошие охотницы убивают. Стоит ли раздуваться от гордости, чтобы позволить своей жертве убежать? Это позор для охотницы. Упущенная дичь имеет право отправиться в дом духов и попросить разрешения поохотиться на тебя. Тогда дичь может либо убить тебя, либо лишить рассудка. Мы знаем, где залегает наша жертва, еще не видя ее, и наша задача — убить ее.

Помни всегда, что ты охотница, а не дичь. Тропа охотника священна. Никогда никого не убивай бесцельно — даже клопа. Вообрази, что на тебя бездумно накатывается что-то огромное и распластывает тебя. Убивай лишь ту дичь, какую способна убить, и никогда не вторгайся на территорию дичи, которая хитрее тебя. Не забывай проявить почтение к своей жертве.

И все это относится к Рыжему Псу?

Конечно. У него есть то, что хочется иметь тебе. И он знает все, о чем я тебе рассказала. Не забывай проявлять почтение к дичи. Будь благодарна за то, что убиваешь ты, а не тебя.

Я хотела еще многое узнать об искусстве охоты, но Агнес не пожелала больше отвечать на вопросы.

—Я должна передать тебе действенную силу, — сказала она. — В мире нет ни одной идеи, о которой не знал бы твой внутренний голос. Знание не приходит извне. Ты хочешь силу, верно? Так вот, болтовней ты никого не убьешь.

Агнес начала учить меня смотреть. «Гляди в кусты» — вот как она называла это.

На протяжении нескольких последующих дней я только и делала, что расхаживала невдалеке от дома, а под вечер рассказывала Агнес обо всех увиденных животных. Мне не нужно было думать ни о чем — за собой меня должно было вести чувство иное, чем зрение. Агнес сказала, чтобы я не создавала для себя никаких привязок и готова была отдаться «тяге», которая поведет меня за собой куда нужно. На четвертый день мне удалось обнаружить фазана именно таким способом.

Агнес пришла в восторг.

Это — сила! — заявила она.

Я тоже радовалась своей новой способности.

Так я стала пробуждаться для встреч с разными животными. Я видела оленя, лося, антилопу, скунсов и кроликов. Мне удавалось замечать диких индюков и куропаток. Я углядела бобра и парочку ласок, а однажды совершенно неожиданно столкнулась нос к носу с волком. Мы остановились и несколько минут смотрели друг другу в глаза. Затем я развернулась и побежала в хижину, чтобы поделиться с Агнес.

—Это очень важная встреча, — сказала она, — шаманский знак. Ты должна воспринять его как благословение. Встретиться с волком труднее, чем с любым другим животным буша, и его практически невозможно поймать. Ты должна отрезать прядь волос, возвратиться туда, где произошла встреча, и оставить ее там. Этот волк не должен был позволять тебе увидеть себя, но он узнал, что ты наращиваешь силу, и потому явился помочь тебе!

Все это время Агнес казалось замкнутой. Часто, когда я заговаривала с ней, та обрывала меня на полуслове: «Прислушивайся к себе. Я устала от всего этого!» И я чувствовала себя покинутой.

Однажды вечером после ужина я сказала:

Теперь, если я отправлюсь на охоту с друзьями, они, небось, поразятся тому количеству дичи, которое я смогу заметить.

Не желаю слушать обо всех этих убийцах, — тут же оборвала меня Агнес.

Убийцах? Да они такие же охотники, как и ты, — выпалила я. — Некоторым людям нравится охота.

Я сказала, что это убийцы. Среди них нет ни одного охотника. Я повидала таких людей в своей жизни! Они наезжают сюда и расстреливают все подряд. Они не уважают гнездящихся птиц: для них охота — то же убийство. Они не уважают жизнь. Они гоняются на вертолетах за мустангами и койотами и безжалостно истребляют их. Ты должна будешь объяснить этим людям, считающим себя чем-то лучше той дичи, на которую они охотятся, что когда-нибудь они тоже умрут. Когда убийца отправляется в свой самый далекий путь, то сперва попадает на поляну, где его окружают духи всех убитых им животных — будь то утки, кошки или медведи.

Духи спрашивают его: «Почему ты убил нас так бесчестно?» И этому убийце-идиоту лучше, черт подери, имегь ответ наготове, иначе животные будут рвать его в клочья, пока не восстановят свое достоинство.

Агнес, не сдурела ли ты? — не выдержала я. — Признайся, ты придумала все это только что!

Ты сама увидишь, придумала или нет, когда пробьет твой час. Я говорю тебе о том, что знаю наверняка. Сколько раз я объясняла тебе, что ничто не происходит без причины. Существует справедливость — пусть она иногда и запаздывает, но в распоряжении Великого Духа вечность. У него есть время проследипъ, чтобы справедливость восторжествовала. Мы, люди, живем всего ничего, но я хочу провести свои дни как воительница и увидеть красоту во всех вещах. Животные — дети Вселенной, как и мы с тобой. Отнимать жизнь у дикого и свободного животного можно лишь тогда, когда знаешь о собственной смерти. В противном случае пусть оно остается жить. Поразительно, но у этих убийц не хватает мозгов даже на раскаяние.

Хорошо, а как же называется то, чему я учусь? —  спросила я, чувствуя, как во мне поднимается волна отчаяния.

Ты учишься охотиться на опасную дичь и учишься делать это с достоинством, решимостью и честью. Ты учишься даже большему — тому, как красть силу. Если бы я видела в тебе убийцу, то отослала бы тебя назад, в надежде, что ты не замедлишь попасть к своим предкам.

Жаль, что я не могу изложить здесь всего того, чему меня обучили на протяжении нескольких следующих недель: подробное описание заняло бы несколько томов... и весь остаток моей жизни.

 


* Северный канадский олень. — Прим. ред.

 

 


 

Начало Начало / Библиотека Библиотека /   «Фрагмент книги Линн Эндрюс «Шаманка»»
© 2014 Тренинговый центр «Тертон».  Связь с нами Размер шрифта: Маленький размер шрифта fsz fsz fsz
scroll






Движок сайта: SpoonCMS
Дизайн: Ashwood