sep
Мы открываем сокровища сознания
middleshadow scroll-top
«Альтернатива Терапии»

Альтернатива Терапии



«Альтернатива Терапии»
Базовые принципы процессуальной работы



Эми Минделл
2002 год




Вступление Арни Минделла
Я всегда чувствовал, что в пространстве присутствует нечто обыденное, рутинное и нечто удивительное, поражающее. Для меня каждый миг, проведенный в одиночестве, каждый момент отношений, и каждая секунда, проведенная в группе — это бесценный клад. И когда я соприкасаюсь с этим кладом, я бесконечно рад. Эта радость для меня является основой для работы с самим собой и с другими; это глубинная основа для супервизии.
Когда ты только начинаешь работать, кажется, что есть так много, что нужно изучить, что нужно сделать, так много, что невозможно сделать, и так много, что хочется сделать. Когда становишься учителем, поначалу чувствуешь себя ответственным за то, чтобы объяснить все детали. Но приобретая опыт, осознаешь, что нет ничего, что нужно делать. В жизни случается столько всего, что организовано не нами. После борьбы за то, чтобы «делать», ты плавно переходишь в царство «неделания». С духовной точки зрения это можно описать как «посвящение». В какой-то степени, терапия есть форма посвящения.
Таким образом, мы начинаем учиться терапии, изучая людей, узнавая то, что было открыто в психологии, медицине, науке, шаманизме. Мы изучаем людей, чтобы с ними работать. Мы учимся, тренируемся и проходим супервизию. И все это очень важно. Тем не менее, то, что действительно происходит, когда ты «работаешь» с кем-то, предсказать невозможно. Можно пытаться найти объяснения совместной работы в терминах паттернов, понять смысл вещей. Но эти объяснения будут далеки от того, что на самом деле происходит в процессе работы.
Вряд ли возможно определить терапию или альтернативу ей единым для всех терапевтов образом. Однако попытаться стоит. Для меня процессуальная работа — это комбинация использования осознающего ума, пристального наблюдения и следования за явными сигналами, а также открытость магии момента. Для этого надо быть прозрачным, ясным для осознания самых тонких, едва уловимых тенденций, внутри вас и вокруг вас. Этот уровень осознания очень отличается от того, чтобы программировать себя, говорить себе, что надо сделать. Такие программы могут оказаться полезными, но исцеляющий фактор в работе с человеком, в конечном итоге, связан с состоянием трепета перед неизвестным, с непредсказуемой природой процесса, с уважением перед каждым моментом и святостью многомерных отношений.
Новая книга Эми, «Альтернатива терапии», вся пронизана магией момента, она описывает магию в своей собственной творческой манере, используя сказочных персонажей. Я люблю эту книгу, потому что ее учителя летают по воздуху, чтобы объяснить свое волшебство. Я помню первые занятия, которые Эми проводила по супервизии. Она называла их «Магические интервенции» или «Волшебные вмешательства». Ее магия — это преданность процессу, посвящение Дао, которое возникает, объясняет, интерпретирует себя, задавая новые вопросы, на которые впоследствии отвечает.
Я желаю читателю увлекательного путешествия, вслед за сказочными учителями Эми, путешествия в терапию и за ее пределы. Наслаждайтесь этим путешествием, однако, не забывайте про конкретные, прагматичные, лакомые кусочки информации, которые Эми дает в начале каждой главы, суммируя самые яркие места и сущностные моменты интервенций. Метафорически, ее идеи можно сравнить с пальцами руки, показывающими в направлении Луны. Они показывают, где находится Луна, где должно быть то самое, что влияет на нас посредством притяжения и лунного света, но в конечном итоге остается недосягаемым. Дона Карлетта и Мадам Фламбэ, волшебные учителя, созданные Эми, поведают нам в предпоследней главе то, к осознанию чего мы придем в конечном итоге — самое финальное упражнение нашего обучения это танец, движение, ведомое ритмом вещей.
Арни Минделл, Орегон 2002 год

Введение.
Процессуальная работа: Альтернатива терапии

Сначала я думала, что пишу книгу о терапии, о том, как стать хорошим терапевтом. Но в процессе работы я осознала, что это не так. Эта книга о том, как следовать Дао в работе с другим человеком. Метод, о котором я буду говорить, называется «процессуальная работа», и был разработан моим партнером и супругом, Арни Минделлом.
В словаре Webster термин therapeutic «терапевтический» определяется как 1) «служащий для того чтобы лечить или исцелять, целебный»; 2)"служащий для сохранения здоровья«. Термин psychotherapy «психотерапия» определяется как «лечение психического расстройства различными способами, основанными на общении между специально подготовленным человеком и пациентом, сюда относится консультирование, психоанализ и т. д.»
Эти определения подразумевают, что что-то не в порядке, и это нарушение может быть исцелено, вылечено, улажено. Следовательно, терапевт является своего рода целителем, который помогает другому человеку прийти в «здоровое» состояние, — в состояние, которое считается «здоровым» в той или иной культуре. В зависимости от образования и подготовки, терапевт может использовать различные методы, начиная от бихевиористического или духовного подходов, когнитивной или глубинной психологии.
Я не считаю процессуальную работу особенно терапевтической в традиционном понимании; сама по себе она не является формой терапии, хотя по большому счету, и может исцелять. По сути, процессуальный терапевт имеет иную направленность. В то время как он уважает и следует желанию человека пройти терапию, или получить исцеление, и прилагает все усилия, чтобы достичь этих целей, его главная задача — это осознавание того, что возникает в данный момент, и следование этому уникальному потоку. Он не знает в точности, что хорошо или плохо для данного конкретного человека, пары или группы людей. Скорее он направляет свое внимание на поток переживаний и опыта, и раскрытие мудрости этого опыта. Хотя процессуальный терапевт ценит и уважает принятые взгляды и культурные воззрения относительно здоровья, болезни, смерти, гораздо большее внимание он уделяет тайне событий, и тому, как они раскрываются. В каком-то смысле, природа — его главный босс, руководитель.
Я использую термины «терапия», «терапевт», «клиент», «случай» («история болезни»), «перенос», хотя они принадлежат к старой парадигме, но на данном этапе они понятны, и пока я не нашла более подходящих слов. Однако я предлагаю новый взгляд на эти термины, и уверена, что в следующих книгах они будут заменены новыми понятиями, точнее отражающими эволюционное развитие нашей работы.
Процессуальная работа включает в себя и медицинскую, и терапевтическую парадигму, но выходит за их пределы. Она ставит вопросы: «Что происходит? Что раскрывается в данный конкретный момент?» Порой кажется, что осознавая поток переживаний, процессуальный терапевт движется в направлении, обратном здравому смыслу. Он обнаруживает, что опыт, который так беспокоит наш сознательный ум, несет в себе потенциальное зерно мудрости и творчества. Другими словами, в самой проблеме скрывается решение. Жизнь полна поражающего, и зачастую скрытого потенциала.
Концепция Арни относительно процессуальной работы возникла из направления, в котором сновидения рассматриваются как многозначительные события. Впоследствии, Арни расширил телеологическую концепцию, добавив работу с телом, с движениями, с отношениями, групповую работу, а также работу с предсмертными состояниями и комой. Для процессуального терапевта переживания возникают как в обычном, привычном для нас мире, так и в «невидимых» воздействиях природы. Так порождаются непостижимые, удивительные события, которые случаются с нами изо дня в день.
Философские и практические корни процессуальной работы связаны и с другими предшественниками, искавшими паттерны и мудрость природы, а также способ, которым эти паттерны влияют и проявляются в нашей повседневной жизни. Некоторые методы имеют отношение к древним шаманским практикам, алхимии, мистицизму, восточным духовным традициям, основанным на медитации и полной осознанности, а также верованиям аборигенов в Сновидение. В каком-то смысле «фамильное сердце» процессуальной работы включает всех людей, целителей и терапевтов, кто следует волшебному, таинственному Дао.
Я бы обманула себя, если бы сказала, что не жаждала стать терапевтом или целителем. Во мне всегда жило страстное желание облегчать боль, приносить сострадание и сочувствие в человеческие жизни, и внести мой скромный вклад в то, чтобы сделать мир лучше. На самом деле, я провела много ужасных бессонных ночей из-за того, что мои усилия не приводили к этому «улучшению»!
Так что же делать с этой тенденцией во мне, которая хочет исцелять? Если быть настоящим процессуальным терапевтом, которым я и являюсь, то следовало бы использовать осознание, чтобы заметить эту тенденцию и почитать ее, как одно из проявлений Дао. Поэтому, если кто-то просит меня о «терапии», для меня это является важным аспектом Дао, и я стараюсь следовать ему. В то же время, при определенном везении, я могу расширить видение, и тогда я буду следовать спонтанным посланиям природы, подсказывающим, что делать. Я отказываюсь от желания понять, что правильно, от необходимости что-либо предпринять, и вместо этого буду учиться следовать тому, что раскрывается естественным образом. Я скорее спрошу: «Что хочет проявиться?», вместо вопроса: «Что мне следует делать?» Потому что не я, но целостность природы, и наше взаимодействие с ней, определяют процессы нашей жизни. И тогда я смогу соединить эти послания и откровения с наболевшими проблемами клиента.
В лодке: Процесс сновидения
Когда вы как процессуальный терапевт следуете Дао в вашей работе, вы словно плывете по реке в лодке, вместе с вашим клиентом. Или, возможно, каждый из вас в своей лодке, и вы плывете рядом, пытаясь справиться с течением. Сама река — уникальное сочетание процессов клиента и терапевта, и сиюминутного проявления Дао, развертывания событий. Каждый из вас имеет свое представление о направлении вашего движения. Но вы оба должны также учитывать поток воды, божественный путь природы.
Что восхищает меня в этой речной прогулке, так это кажущееся хаотичным движение потока воды, в котором скрыт паттерн, определяющий наши повседневные переживания. В процессуальной работе этот паттерн называется процесс сновидения. Этот процесс сновидения ощущается нами в различных каналах; например, это наши переживания в отношениях, телесные симптомы, ночные сны и дневные фантазии. В то время как сновидческий процесс содержит общую канву событий, то, что лежит за пределами его каждомоментного проявления, является абсолютно таинственным.
Чтобы следовать процессу сновидения, необходим как научный, так и духовный взгляд. Нам нужна острота ума ученого, который тщательно использует осознание, отслеживая паттерны и сигналы внутри себя и в другом человеке; также нам нужна открытость шамана, который прыгает в поток и следует процессу, не зная, к чему поток его приведет.
Я не такая наивная, чтобы полагать, что читателю будет легко принять такой взгляд на жизнь. И все же, как любит говорить Арни, все мы становимся Даосами, кто-то раньше, благодаря жизненному опыту, кто-то в конце жизни, когда смерть учит нас отпускать. Как целительные, так и даосские парадигмы, необходимы и относительны. Ничто не является абсолютным. Оба эти подхода — важные и взаимодополняющие аспекты нашего человеческого опыта.
Об этой книге
Я написала эту книгу, чтобы поделиться фундаментальными, и едва уловимыми открытиями, которые появились в результате проработки материалов моей 18-летней практики. Они помогут прояснить некоторые ключевые принципы использования процессуально-ориентированных методов в сновидческом процессе. Меня непрестанно влечет к раскрытию «Дао, которое нельзя выразить словами»: к базовым принципам, лежащим в основе процессуальной работы, о которых пока не было сказано. Эта книга также является практическим руководством и рабочей тетрадью, где с помощью упражнений читатель сможет исследовать свою личную психологию и стиль обучения. Многие упражнения подходят для самостоятельной работы, другие выполняются в паре. Еще одна причина написания этой книги состоит в том, что в каждой ситуации с клиентом я вижу себя, мою борьбу, мои края, ограничения, страхи, надежды и мечты. И в каждом терапевте я вижу отражение себя, пытающейся увеличить свою осознанность, и пойти за природным потоком. Надеюсь, что эта книга поможет вам в вашей жизни и в работе с людьми.
Обучение я строю, основываясь на супервизорских сессиях с индивидуальными клиентами. Я сузила фокус своего внимания, дабы сдержать свои попытки охватить все, иначе это заняло бы несколько жизней и множество страниц. Так или иначе, мой разум начинал бастовать, когда я пыталась сосредоточиться только на материалах индивидуальной работы, так как процессуальная работа многоуровневая, и индивидуальная работа часто пересекается с групповым процессом и работой с отношениями.
Книга фокусируется на актуальных проблемах терапии, реальных сложностях терапевтов; она не о теории, которой их обучали, а о проблемах, с которыми они сталкиваются на практике. Ситуации между клиентом и терапевтом, которые я представляю, это вымышленные обобщенные примеры, которые выкристаллизовались из сотен терапевтических историй. По сути, чтобы защитить отдельных людей, я создала обобщенные примеры, изображающие не реальных, а вымышленных персонажей, в обобщенном виде терапевта и клиента. Также я даю анализ и практические навыки, которые можно отработать на этих примерах, и теоретические конструкции, которые помогут понять и последовать за процессами.
Сначала я писала эту книгу как учебное пособие для студентов, изучающих процессуальную работу. Потом я осознала, что в действительности она гораздо шире. Она позволит любому познакомиться с процессуально-ориентированным способом понимания мира и работы с людьми, а также проникнуть в глубочайшие вопросы жизни и смерти. Любой терапевт, использующий принципы Даосизма в своей работе, получит пользу, применяя представленные методы, которые легко адаптировать под индивидуальный стиль работы. Однако, полезность этих методов, включая те, что включают в себя прикосновения и вопросы отношений, также зависит от конкретной терапевтической направленности терапевта, и системы, в которой он работает.
Моя цель в этой книге — стимулировать каждого к размышлению над совместной работой людей, пытающихся помочь друг другу расти дальше. Я фокусируюсь на процессуальной работе, хотя в самой глубине своего сердца, я представляю перемены во всех видах терапии. То, что я предлагаю в настоящей книге, не является фактами или жесткими процедурами. Ее не следует использовать как программу тренинга, скорее мне интересно стимулировать творческое воображение. Теории изменяются, идеи эволюционируют. Принципы работы, к которым я пришла, кажутся неизменными, хотя термины, которые я использую для их описания, ограничены данным периодом времени и моим собственным ростом. Поэтому данная работа находится в процессе развития; она будет развиваться и совершенствоваться в будущем. Недавно мне приснилось, что я беременна, и должна родить немедленно, хотя для ребенка было еще слишком рано появиться на свет. Поэтому я решила, что книге пора появиться в той форме, которая есть.
Книга разделена на 5 частей, которые соответствуют течению супервизорских сессий. Часть I посвящена сбору информации, и общему обзору. Здесь мы исследуем разные аспекты информации о конкретной ситуации клиента и терапевта, которую очень полезно собрать. Мы создаем карту, чтобы фиксировать информацию и выявить скрытую в ней структуру. Последующие главы в Части I освещают различные аспекты этой карты.
Части II-IV рассказывают о методах взаимодействия с клиентом и присоединения к течению его процесса. Часть II посвящена основным базовым подходам. Часть III исследует более продвинутые подходы, связанные с такими областями, как работа со сновидениями, следование вашим чувствам, подстройка под различные состояния сознания человека. В части III мы видим множество тонкостей нашей работы, и осознаем, что даже самый лучший метод, использованный в неподходящее время, с неподходящим чувством, или без учета состояния сознания человека, оказывается неэффективным. Часть IV рассказывает о взаимодействии процессов клиента и терапевта.
Часть V обращает внимание на психологию терапевта, какое влияние на него оказывает его работа, его собственное развитие, страх неудач, индивидуальный терапевтический миф и стиль работы, а также его потенциал стать старейшиной и Даосом. Глава 32 задает Большие вопросы терапевта: Какова наша цель? Куда мы направляемся? Что означает «старейшина»?
Мне посчастливилось опробовать все идеи этой книги на моих практических занятиях в центрах процессуальной работы, начиная с 1985 года. Я также проводила супервизорские классы вместе с Арни в разных странах мира и с терапевтами разных культур. Наша работа в тех странах, где мы не говорили на местном языке, помогла нам осознать возможности кросскультурного применения процессуально-ориентированной супервизии. Мы могли проводить супервизию, даже если не всегда полностью могли понять вербальное содержание, лишь наблюдая за движением тела и обратной связью человека на наши предложения.
Читатель может быть удивлен, и даже шокирован сказочным повествованием и тоном этой книги. Некоторые ситуации покажутся вам удивительными и даже шокирующими. Это, прежде всего, потому, что я решила не воссоздавать полные контексты, чтобы достичь краткости и обобщения. А также я не могла отказать себе в моем излюбленном времяпрепровождении: придумывании историй и забавных персонажей для собственного удовольствия. Попробовав писать в традиционном академическом стиле, ко мне стали приходить образы персонажей, созданные моей фантазией, которые объяснят необходимые идеи лучше и увлекательнее, чем я сама. Книга начала жить своей жизнью, наполненная сказочными фантастическими героями, у каждого из которых свой голос и своя особенная история, которую они рассказывают в живой и юмористической манере. Даже Арни (или мои проекции на него) появляется в роли «Орла», основателя процессуальной работы, хотя его можно услышать и в голосах других фигур. Мои части (аспекты меня) появляются в большинстве персонажей на протяжении всей книги. Помоги мне, Господь, ибо текст получился далеко не стандартный!
У меня была куча сомнений и внутренней борьбы из-за выбранного стиля письма. Одна часть меня (скажем, часть А) говорила, что такой юмор — богохульство, ведь терапия это серьезное, а порой болезненное дело, и такому стилю не место в столь глубокой области. Данная часть меня говорила, что все эти чокнутые персонажи вызовут к моей научной работе отношение недоверия и детскости.
Вторая часть меня (часть Б) настаивала, что это самый ясный и доступный способ, для того чтобы донести материал. Эта часть настаивала на том, что учебный процесс может быть веселым и радостным, и даже наши клиенты не всегда хотят, что к ним относились как бедняжкам, не имеющим чувства юмора и радости в жизни. Она утверждала, что процессуально-ориентированная работа, и жизнь как таковая, наполнена творчеством и сновидением, поэтому можно писать и учиться по данной модели. И ситуации можно рассматривать как короткие терапевтические истории.
Часть А переживала, что люди многого не узнают. Часть Б отвечала на это, что существует масса фактов и вполне приземленного материала, который послужит твердым фундаментом для этой книги. На самом деле, продолжала часть Б, легкий и неформальный стиль изложения позволит включить конкретную информацию и практические методы. Часть А разрешила мне продолжить, при условии что я уделю достаточное внимание обучению. Книга, в действительности, использует оба взаимодополняющих подхода.
Я надеюсь, что читатель получит удовольствие, следуя этой книге, и с радостью познакомится с вымышленными фигурами, которые ведут занятия. Некоторые из таких «учителей» оказываются в несколько ригидных состояниях, но не воспринимайте их слишком серьезно. Хотя порой они становятся догматичными, а их учения кажутся больше ориентированными на «состояния», чем на «процесс», истинная суть процессуальной работы заключается в признании потока событий, и нашей способности постоянно адаптировать наши методы и чувства к изменяющемуся Дао. Поэтому, прежде всего, я благодарю Дону Карлетту, Райно, Мэри и всю остальную «тусовку». Без вас я бы никогда не узнала, что Дао и некоторые его принципы можно выразить словами, сохранив при этом тайну.
За несколько дней до окончания этой книги, мне приснились три покрытые снегом горные вершины, расположенные позади этой книги. Для меня, эти вершины являются воплощением базовых принципов природы, глубинных принципов, которые стоят за всеми мыслями и деталями этой работы.

Часть I. Обнаружение скрытых структур. Создание КАРТЫ.
Глава 1. Процессуально-ориентированная супервизия: скрытые принципы

В течение последних 20 лет я занимаюсь поиском скрытых принципов, лежащих в основе процессуально-ориентированной психологии, или процессуальной работы, как ее называют в США. Процессуальная работа — это путь, выбранный мной как женщиной, и как терапевтом, личностно и профессионально. Она формирует основу моего подхода к работе с другими людьми, и также является духовной практикой, определяющей мое мировоззрение и путешествие по жизни.
В своих книгах «Метанавыки» и «Кома: исцеляющее путешествие» я исследую практические навыки, необходимые для процессуальной работы, а также навыки работы с людьми в коматозных состояниях. В настоящей книге меня интересуют ключевые принципы и более тонкие методы, которые я обнаружила в работе на супервизорских сессиях; то есть когда терапевты представляют свои рабочие ситуации с клиентами, а супервизоры дают им обратную связь. В зависимости от страны и терапевтической школы, такие сессии называются «контроль кейсов», «супервизия кейсов», «супервизия историй». На сегодняшний день существует много различных подходов к супервизии в различных терапевтических школах. Хотя эта книга не посвящена «контролю кейсов» как таковому, я полагаю, чтобы понять происхождение базовых принципов, представленных в книге, полезно обратиться к эволюции процессуально-ориентированной супервизии.
Когда Арни только начинал давать занятия по супервизии, в Цюрихе в 70х годах, каждый терапевт, кто собирался представить свою ситуацию для супервизии, должен был заранее изложить суть ситуации на листке бумаги. Потом на занятии терапевт зачитывал эту информацию, а Арни и другие члены группы давали свою обратную связь, чтобы помочь терапевту обрести большее понимание. С течением времени, Арни сместил акценты. Хотя «содержание» ситуации все еще было важным, Арни, прежде всего, фокусировался на «процессе» (деталях взаимодействия) между клиентом и терапевтом. Он просил терапевта разыграть в ролях типичное взаимодействие со своим клиентом. Это часто выявляло новую, живую информацию о ситуации, которая до этого никак себя не проявляла.
Таким образом, добавив эту поведенческую информацию к общей картинке, Арни показал, что возможно связать словесную информацию, представленную клиентом с его сновидениями, ситуациями отношений, а также с коммуникацией между клиентом и терапевтом. Вместо того, чтобы работать со сном или прошлым опытом человека, стало возможно обнаружить, как та же самая информация появляется в данный момент, через сигналы, основанные на чувствах, такие как тон голоса, жесты, поза, ритм речи. Арни часто говорит, что никогда до конца не может быть уверен относительно понимания терапевтической ситуации или интерпретации сна, если он не способен увидеть, как этот сон проявляет себя в данный момент.
Этот новый фокус внимания к сбору поведенческой информации, относительно клиентов, связан с обнаружением Арни «Тела сновидения» — зеркала, существующего между телесными переживаниями и образами сновидения. Он обнаружил, что сновидения приходят к нам не только ночью, когда мы спим, но также проявляются в течение дня в наших спонтанных движениях, звуках, телесных ощущениях, проблемах отношений и во взаимодействии с внешним миром. Так как сновидческий процесс проявляется в любое время, Арни начал работать не только с ночными снами, и тем, что говорит клиент, он начал наблюдать процесс сновидения так, как он течет, и становится проявленным через различные каналы, ориентированные на чувства (слух, зрение, ощущения, движения, отношения).

Открытия супервизии


С годами эта процессуально-ориентированная форма супервизии принесла много открытий, которые послужили основой моей работе. Оказалось, например, что вербальное описание ситуации и проблемы клиента может значительно отличаться от реальных поведенческих сигналов данного клиента. Иногда, когда терапевт изображает своего клиента, то клиент выглядит совершенно по-другому, нежели первоначально описанный человек! Другое открытие связано с тем, что когда терапевт вербально описывает своего клиента, он описывает не этого человека, но себя и свои собственные проблемы! В таких случаях супервизия часто обращается к внутренней работе терапевта.
Супервизия приносит с собой и множество сложных задач. Одна из них связана с обнаружением сновидческого процесса и структуры, скрытой за вербальной и поведенческой информацией, и связывающей оба вида информации. Методы и рекомендации, относительно того как двигаться в какой-либо ситуации, следует адаптировать под индивидуального клиента, определенный стиль работы терапевта, и особый момент во времени. Огромное значение приобретают мета-навыки терапевта. Без должного чувства и отношения к людям, с которыми мы работаем, даже самый лучший метод утонет в море, словно корабль давший течь.

Где тайна?

Процессуальная работа, во многом, основывается на следовании таинственному Дао — необязательно понятному в начале — с открытым разумом и сердцем. Я боялась, что описание деталей данной работы растворит его тайну и красоту, и создаст «Дао, которое можно выразить словами», а значит не настоящее Дао! Разрушит ли написанное слово и подробное объяснение красоту его природы? Станут ли методы более важны, чем люди? Неизбежны ли все мои страхи?
Конечно, в какой-то степени, ответ «да». Но все же, я осознала, что во всем происходящем во время терапевтической сессии есть волшебство и тайна, которую невозможно анализировать или разрушить. Не смотря на существование видимых паттернов и полезных методов, тот уникальный способ, которым разворачивается процесс, является чем-то волшебным. Взаимодействие между клиентом и терапевтом есть нечто, что может быть изучено и в какой-то мере понято; в то же время оно абсолютно непредсказуемо и священно. Как сказал Юнг, методы терапевта следует адаптировать снова и снова, каждый раз заново, к текущей ситуации. Мы должны научиться плавать, прежде чем прыгать с разбегу в воду. Будем надеяться, что техники и методы поблекнут и растворятся, когда мы станем осознавать наше погружение в реку жизни.


 

Начало Начало / Библиотека Библиотека /   «Альтернатива Терапии»
© 2014 Тренинговый центр «Тертон».  Связь с нами Размер шрифта: Маленький размер шрифта fsz fsz fsz
scroll






Движок сайта: SpoonCMS
Дизайн: Ashwood